Инфекционный контроль
Kharkov Dental Days-2018
Последние новости
Львівський медичний форум 2018

Нужна ли страховая медицина

» » Победа над «черной смертью»

Победа над «черной смертью»

13 фев 2016, 15:15    admin
0 комментариев    24 671 просмотр

Чума с лопатою ходила,

И гробовища рыла, рыла…

(Т.Шевченко)

 

Сведения об этой страшной болезни доходят до нас из седой древности. Первое упоминание о чуме читаем в Ветхом Завете – около 1320 лет до н.э. – во время выхода евреев из Египта. Массовые заболевания возникали преимущественно в Азии и Африке. В VI веке чума проникла в Европу, охватила восточную часть Римской империи – Византию. Эпидемия длилась почти полвека. За это время в Египте, Сирии, Малой Азии и Европе от чумы погибло около ста миллионов человек. Это была первая известная пандемия чумы, которую назвали «Юстиниановой чумой» – по имени византийского императора Юстиниана, которыйбыл тогда правителем.

В народных сказаниях чума изображалась женщиной огромного роста сраспущенными косами в белой одежде.

Вторым был большой мор вХІV веке, который ярко описал Боккаччо: «…началась тая пошесть грозная проявляться страшным и удивительным образом. Не так оно было, как на Востоке, где кровотечение с носа было определенным признаком неизбежной смерти; у нас в начале болезни набегали в мужчин, как и у женщин, в паху или под руками такие опухоли, величиной как яблоко или яйцо… простой народ со временем называл их гулями. Вскоре этими смертными гулями покрывалось все тело, а дальше признаки болезни превращались в черные или синие пятна… у кого буйные и редкие, а в кого мелкие и густые. Как сначала гули, а потом и пятна… были непременным признаком близкой смерти. Никакие советы доктора не помогали от этого помора, никакие лекарства. Редко кто выздоравливал, почти все умирали на третий день после появления этих признаков». Эта пандемия, которая охватиланесколько континентов, получила название «черная смерть». Только в европейских странах она забрала около 25 млн.,в Китае – 13 млн. человек.

С того времени чума свирепствовала в Европе в течение четырех столетий. В конце ХІХ века началась новая – третья пандемия. Она вспыхнула на острове Гонконг и широкими волнами распространилась по многим странам мира.

Много горя принесла чума и на нашей земле. Впервые о ней вспоминает летописец Нестор, монах Киево-Печерской лавры. Он сообщает, что в 1090 году за 40 дней в Киеве умерло от чумы около 9 тыс. человек. Одна из российских летописей рассказывает, как в 1230 году в Смоленске в течение несколько дней от страшной болезни погибло 22 тыс. человек. В Москве в 1654 году чума уничтожила большую часть населения, а в других городах оно вымерло полностью.

В начале ХVІІІ века«черная смерть» – снова в Украине. «Моровая язва великая, первее в Киеве, а после и в прочих малороссийских городах была в 1710 году», – читаем в украинской летописи Самовидца. От страха перед чумой холодели сердца. Никто не знал, откуда она происходит, что именно ее вызывает. Возникновение чумы связывали с солнечным затмением, землетрясением, с размещением звезд, с появлением комет и метеоритов. Причин болезни ученые еще не знали, поэтому бороться с ней не могли. Чтобы отогнать мор, на улицах жгли костры, стреляли из пушек, чтобы вызвать сотрясение воздуха, но … это не помогало. Самым эффективным «предупредительным» средством был … побег. Спасаясь от заразы, люди бросали свои дома, убегали, куда глаза глядят, но невидимый враг гнался за ними, нередко догонял и безжалостно уничтожал. Отсюда и пошло выражение: «Убегать, как от чумы».

Но человеческий разум не мог долго с этим мириться. Ученые старались изучить болезнь, найти способы борьбы с ней. В 1711 году в Чернигове «учинилася на людей моровая язва». Так доложил об этом Петру І киевский губернатор. Из Киева в очаг был направлен врач, который первым в нашей стране сделал клиническое описание чумы. Когда болезнь начала распространяться по России, царь приказал создать строгий карантин – своеобразный барьер на пути инфекции, а «на больших дорогах поставить виселицы».

Люди давно обратили внимание на то, что чума чаще всего появляется в период военного лихолетья. Она лютовала в Афинах во время Пелопоннеской войны 431-404 годов до н.э. Именно тогда болезнь впервые в мире описал греческий историк Фукидид, который и сам стал ее жертвой. Пандемия чумы в ХІV веке была связана с татаро-монгольским нашествием. Чума вспыхнула во время русско-турецкой войны 1770-1771 годов. Турецкие войска завезли ее в Хотин, Яссы, Браилу, Измаил, Бендеры. Из Молдовы чума проникла в Трансильванию и Польшу, а оттуда – в Украину.

Лето 1770 года. В Киев из Польши приехал купец, который вскоре заболел и умер, а потом погибла вся его семья и соседи. Врачи, которые осматривали больных и умерших, считали, что люди умирают от «гнилой лихорадки с пятнами». Ничто медиков не насторожило, никаких предупредительных мер не было принято. Из Киева чума начала распространяться на Нежин, Переяслав, Козелец, Чернигов, а зимой добралась до Москвы. Своего пика эпидемия достигла в 1771 году – за сентябрь и октябрь в Москве от чумы погибло около 40 тыс. человек. Главным организатором борьбы против моровицы стал стал украинский ученый-медик и историк Афанасий Филимонович Шафонский. Уроженец Черниговщины, он учился не только на родине, но и за границей. Галльский и Лейденский университеты присвоили ему звание доктора права и философии, а в Страсбурге 23-летний юноша защитил диссертацию на степень доктора медицины. Вернувшись в Россию, он стал военным врачом, а во время эпидемии – старшим врачом Московского генерального сухопутного госпиталя. Он первым распознал это страшное заболевание, первым назвал эту болезнь чумой, предупредил об опасности, которая угрожала столице, а когда эпидемия охватила Москву, возглавил эту борьбу. Свои наблюдения Афанасий Шафонский изложил в книге «Опись моровицы, что была в столичном городе Москве». Она стала ценным пособием для многих врачей, ее перевели на немецкий язык.

В самый разгар эпидемии в Москву прибыл еще один украинский врач, земляк Шафонского Данила Самойлович Сущинский, больше известный как Данила Самойлович. После окончания школы при Петербургском адмиралтейском госпитале он оказался на фронте – Россия воевала с Турцией. В Бессарабии как военный врач Самойлович столкнулся с моровицей. Вооруженный знаниями, он уже знал, чем она опасна, а вот как возникает и распространяется – не знал. Настойчиво искал ответы на эти вопросы и поэтому оказался в Москве. Попросил, чтобы его направили в чумную больницу. Удовлетворить просьбу было несложно: многие врачи просили их заменить. Работая с больными, Самойлович не боялся заразиться. Он подходил к больным, рассекал чумные бубоны, нередко касаясь гноя. Наблюдая за больными, он пришел к выводу, что чума не передается через воздух, а непосредственно от больного или его вещей. Значит, от чумы можно спастись. Нужно не контактировать с больными, не касаться его предметов. А что с ними делать? Ответ ясен – дезинфицировать. Как именно – он еще не знал.

Вскоре он сам на себе сделал опыт. Белье больного чумой обкурили специальным дезинфицирующим порошком, который изобрел молодой российский врач Касьян Ягельский. Самойлович одел его на себя еще горячим и лег спать. Друзья волновались. Проводя далее опыт, Самойлович несколько раз заходил в комнату. Курительный порошок обживал ему руки, на теле появились раны, но он мужественно довел опыт до конца. Впервые в истории мировой науки Данила Самойлович доказал, что возбудитель чумы может погибнуть – на него распространяется биологический закон жизни и смерти. Практическая медицина получила первый, хотя и несовершенный способ борьбы с «черной смертью». Не менее важными были и другие меры, которые предлагал Самойлович – прививки, материал для которых предложил брать из чумных бубонов. Таким образом, ученый, намного обогнав свое время, выдвинул идею профилактических прививок с ослабленным заразным началом, идею которую оценили и развили значительно позднее. Через несколько лет он едет за границу, защищает диссертацию на звание доктора медицины в Лейдене, изучает все, что касается чумы. Он написал известный труд «Записка о чуме, которая в 1771 году поразила Российскую империю и особенно – Москву», в которой подробно описывает эпидемию; меры, которые принимала специальная комиссия, чтобы преградить путь чуме, рассказывает о самоотверженной работе врачей. Врач, особенно, который борется с эпидемиями, отмечает ученый, «должен всегда и везде показывать личный пример другим».

Взгляды Самойловича, изложенные в его трудах, открывали новый раздел в медицине. Академия наук, искусств и литературы в городе Дижоне (Франция) – та самая, которая присудила премию Жану-Жаку Руссо – избрала его в свой состав. Своим членом его избирают академии Парижа, Рима, Марселя, Лиона, Падуи, Турина и других европейских городов. Он становится известным во всей Западной Европе, а в России ему придется еще не раз встретиться с чумой.

В 80-е годы началось заселение Причерноморского края, Екатеринославского наместничества, освоением которого руководил всесильный фаворит Екатерины ІІ князь Потемкин. Для строительства нового города Херсона он не жалел ничего – ни денег, ни людей, которые жили в землянках, ночевали на улице. Летом 1783 года в Херсоне вспыхнула эпидемия чумы. Потемкину нужен был врач, который имел бы опыт борьбы с моровицей, и он пригласил Самойловича. Весной 1784 года ученый прибыл в город, где боролись с чумой старыми методами – жгли костры, – и организовал все по-новому. Были созданы карантины, больных изолировали, проводили прививки. Эпидемия ушла на убыль. Оценивая деятельность Самойловича, екатеринославский губернатор навал его «герой чумный, или настоящий эскулап, или, если хотите, Иппократ».

В ХVІІІ веке только на Украине было зарегистрировано 15 эпидемий чумы.Данила Самойлович принимал участие в ликвидации девяти. Более 20 лет воевал он с грозний болезнью и побеждал ее. Благодаря украинскому ученому, наука сделала большой шаг к победе над «черной смертью». Но до окончательной победы было еще далеко.

Затишье длилось 80 лет. И в России, и в других европейских странах случались только единичные случаи чумы. Но осенью 1878 года в астраханских степях в станице Ветлянке она появилась неизвестно откуда и проникла в каждый дом. И снова врачи стали бороться с эпидемией. По приглашению Московской думы в Астраханскую губернию прибыл киевский врач, профессор университета Григорий Николаевич Минх. Приехала и международная комиссия специалистов, которая издалека наблюдала за событиями, поэтому их выводы были поверхностными, зачастую неверными. Не иностранные специалисты, а наши отечественные врачи, продолжая и развивая традиции Шафонского и Самойловича, победили чуму.

Потом наши ученые боролись с «черной смертью» за пределами России – в Китае, Индии, Аравии, в степях Маньчжурии, Монголии.

В 1894 году француз Иерсен – ученик Мечникова и японец Китазато одновременно и независимо друг от друга открыли возбудителя чумы. Теперь врачи знали своего врага. Ученые исследовали чумные бактерии, изучали их особенности. А через два года, после смерти Г.Минха, в Индии вспыхнула эпидемия чумы. Ждать, пока она приблизится к границам России, не стали. В 1897 году экспедиция российских врачей отправилась в Индию.

В ее составе был молодой, но опытный врач Данила Кириллович Заболотный. И вот мрачный Бомбей. Цветущий портовый город, в котором было 800 тысяч жителей, безлюден. Много людей вымерло, другие разбежались. Город охватила паника. В центральном медицинском колледже работали российские врачи – руководитель противочумной экспедиции профессор Киевского университета Владимир Высокович, врач Данила Заболотный и вчерашний студент Новороссийского университета Владимир Хавкин, который в то время работал в Париже вместе с Пастером. Хавкин стал бактериологом правительства Индии. Его волновал вопрос проведения профилактических прививок. Ученый сам создал вакцину и здесь, в Бомбее, испытал ее на себе. 1-е сентября 1897 года стало знаменательной датой в истории науки. Человечество получило эффективное средство борьбы с чумой. Владимир Хавкин сделал свыше десяти тысяч прививок в разных городах и селениях. Привитые, если и болели, то в 15 раз реже. А.П.Чехов писал с гордостью: «Чума не очень страшная. Мы имеем уже прививки, которые действенны, и этим мы должны быть обязаны российскому врачу В.А.Хавкину».

Вакцина Хавкина выдержала проверку временем, она спасла жизни миллионам людей в Индии, Западной Азии и Северной Америке. Но, к сожалению, она помогала тогда, когда ее вводили до заболевания или в самом начале болезни. Данила Заболотный нашел еще один метод защиты от «черной смерти»: он предложил вводить людям, которым угрожает чума, сыворотку из крови тех, кто уже переболел. И как его предшественники, испытал вакцину на себе. Наука получила еще одну победу. Но окончательно раскрыть тайну «черной смерти» не удавалось. Ученые знали возбудителя чумы, знали, кто его переносит. Но вот определить источник болезни, где сосредоточены чумные микробы, пока не могли.

Это сделал Николай Федорович Гамалия. В начале ХХ века чума появилась в Одессе. Отрядом врачей в городе руководили И.И.Мечников и Н.Ф.Гамалия. Они пытались установить, откуда пришла эпидемия. Заинтересовалисьсудами, которые были в порту. Нашли судно, на котором были случаи заболевания чумой. Возможно, это морской путь. О нем говорил и Заболотный. Порт – ворота для опасной инфекции. Гамалия проверил в лаборатории сотни грызунов, которые погибли в Одессе, и выявил в них бактерии чумы. Значит, корабельне крысы – переносчики болезни в портових городах. Им была объявлена война, в которой приняли участиеврачи, студенты, работники бактериологической лаборатории, население. В городе было уничтожено около 40 тыс. грызунов.

Эпидемия пошла на убыль. Тогда чумой заболел 141 человек, 43 из них умерли.

В 1918 году чума появилась в Астраханской губернии и начала угрожать Саратову. И снова, как и в предыдущие годы, Данила Заболотный, едет в Поволжье и руководит работой противочумных отрядов. За короткий срок в стране были созданы посты наблюдения, санитарные кордоны, научно-исследовательские институты и лаборатории – то, чтоназывается противочумным фронтом. Перед наукой стояла задача – ликвидировать чуму на всей территории страны. И всю эту работу возглавил Данила Заболотный, «главный холерный диктатор», член Ученого совета Наркомата здравоохранения Российской Федерации, главный консультант по вопросам эпидемиологии, академик, а потом – первый президент Украинской Академии наук.

В конце 1918 года в Саратове, недалеко от главных эпидемических очагов, был создан институт «Микроб», который на долгие годы стал научным центром исследования этой опасной инфекции. Большой вклад в создание противочумных вакцин внесла Магдалина Петровна Покровская. Она доказала, что при определенных условиях чумная бактерия может видоизменяться и становиться неопасной. Первый вакцинный вариант чумной палочки был добыт в 30-х годах, ее назвали АМП и испытали на морских свинках, а когда стал вопрос проверки на людях, Магдалина Петровна решила: на себе. Она верила в новый способ борьбы с чумой. Все обошлось благополучно, и опыты продолжались. Когда морским свинкам вводили вакцину подкожно, а потом по четыре дозы через нос, они легко победили легочную чуму. Пришла очередь еще раз испытать вакцину на себе. Покровская не заболела. Через неделю она повторила опыт и ввела не 400 млн. микробов, а в три раза больше. И все закончилось удачно. Это был большой успех медицинской науки.

Советские врачи первыми научились лечить от легочной чумы. В 1934 году они впервые в истории медицины недалеко от городка Элисты спасли мать и новорожденного. Больше чума здесь не появлялась.

Советская наука, опираясь на опыт плеяды отечественных врачей – подвижников, первой в мире победила «черную смерть».

За последние 5 лет в мире зарегистрировано больше 300 случаев чумы, в том числе 17 летальных. Наиболее неблагополучной оказалась Африка – 267 случаев, в Азии – 29, в Америке – 7. На территории бывшего Советского Союза – один случай в Казахстане. Может быть, еще рано списывать грозную инфекцию в архив?..

Зоя Демченко

«Медицинский вестник Украины», №38-39, октябрь 2007 года

Комментарии